Продолжение…

Песни, присланные на форум и по почте…

Главная…

 

«Вечор девку…»

 

Вечор девку, вечор девку,
Вечор девку сговорили.
Вечор девку сговорили
За старого, за старого,
За старого красну замуж.
Живет девка, живет девка,
Живет девушка неделю,
Живет красная другую.
На третью-то, на третью-то,
На третью-то стосковались.
Пойдем, старой, пойдем, старой,
Пойдем, старый, разгуляйся.
С синем морем, с синем морем,
С синем морем сповидамся.
Среди моря, среди моря,
Среди моря стоит остров.
На острове, на острове,
На острове цветут цветы.
Поди, старой, поди, старой,
Поди, старый, сорви цветик!
Боюсь, жона, боюсь, жона,
Боюсь, жонка, потону я!
Поди, старой, поди старой,
Поди, старый, черт не возьмёт!
Первой ступил, первой ступил
Первый ступил — по колено.
Другой ступил, другой ступил,
Другой ступил по сердечко,
Третий ступил, третий ступил,
Третий ступил — по головку.
Прощай, жона, прощай, жона,
Прощай, жонка, погибаю,
Малых детей, малых детей,
Малых деток спокидаю!
Вечор девку, вечор девку,
Вечор красну сговорили.


«Я была у мамоньки на роду одна»


Я была у мамоньки на роду одна.
Отдала меня мамонька замуж за рекой.
Не велела мамонька часто в гости быть.
Прожила я годичек, прожила я два,
А на третий годичек зажурилася.
К мамоньке я в гостюшки запросилася.
А просить мне коника, знаю, не дадут.
А идти мне пешею, знаю не дойду.
Сяду я, скручуся, вспорхну и полечу.
Прилечу я к мамоньке во зеленый сад,
Сяду я на веточку, буду куковать.
В это время маменька выйдет воду брать:
Что это за пташечка жалобно поет?
Не моя ли доченька горьки слезы льет?
Если ты кукушечка — в поле полетай,
Если моя доченька — в гости пожелай.
Я к тебе, моя мамонька, в хату залечу,
Все твои гостинцы слезами оболью,
Всю твою посуду крыльями размету.
Сяду я, скручуся, вспорхну и полечу.

«Не шей ты мне, матушка…»

Не шей ты мне, матушка,
Красный сарафан,
Не входи, родимая,
Попусту в изъян.
Рано мою косыньку
На две расплетать,
Прикажи мне русую
В ленты убирать;
Пускай, не покрытая
Шелковой тафтой,
Очи молодецкия
Веселит собой.
То ли житье девичье,
Чтоб его менять,
Торопиться замуж,
Охать да вздыхать?
Золотая волюшка
Мне милей всего,
Не хочу я с волюшкой
В свете ничего. — Дитя, мое дитятко,
Дочка милая,
Головушка бедная,
Неразумная!
Не век тебе пташечкой
Звонко распевать,
Легкокрылой бабочкой
По цветам порхать.
На щеках заблекнут ведь
Маковы цветы,
Прискучат забавушки,
Стоскуешься ты.
А мы и при старости
Себя веселим,
Младость вспоминаючи,
На детей глядим


«Зоря…»

Я зоря — зоряночка,
Зоренька вечерняя.
Есть игра веселая,
Нам еще бы поиграть.
Нам еще бы поиграть,
Да поиграть, потешиться.
Поиграть бы потешиться,
Да с красным девкам понежиться.
С красным девкам понежиться,
Да вот свекор домой кричит.
Вот свекор домой кричит,
Да я свекра не слушала.
Я свекра не слушала,
Да я домой не ходила.
Я домой не ходила,
Да я игры не портила.
Я игры не портила,
Да я подружек не гневала.
Есть игра веселая,
Нам еще бы поиграть

«Пошли девки…»


Пошли девки, пошли девки,
Пошли девки в лес по ягоды,
Пошли девки в лес по ягоды.
А все девки, а все девки,
А все девушки нарвалися,
А все девушки нарвалися.
Одна девка, одна девка,
Одна девка не нарвалася,
Одна девка не нарвалася.
В Дунай реке, в Дунай реке,
В Дунай речке прокупалася,
В Дунай речке прокупалася.
Под кустиком, под кустиком,
Под кусточком провалялася,
Под кусточком провалялася.
Платком белым, платком белым,
Платком белым промахалася
Платком белым промахалася.
К себе дружка, к себе дружка,
К себе дружка дожидалася,
К себе дружка дожидалася.
Пошли девки, пошли девки,
Пошли девки в лес по ягоды

«Жаль расстатьься…»

Жаль расстаться мне с тобой,
Распроститься, дорогой.
Сиз голубчик, душа мой,
Милый, навеки от тебя
Побегу в темны леса,
Где ракитовы кусты,
Где вся травка зелена,
Где мил ласков до меня,
Где приятно целован,
Крепко к сердцу прижимал,
Он разлапушкою звал:
"Ты, разлапушка моя!
Лебедь белая моя!"
Я гуляла во саду,
Со травы цветы рвала,
Венок милому плела;
Я надела тот венок,
В путь-дороженьку пошла.
На дорожку выхожу,
На широкой становлюсь,
Я сама себе дивлюсь;
Никого я не боюсь:
Ни курьера-ямщика,
Ни донского казака;
Одного только боюсь —
Своего мила дружка,
Вани, ясна сокола


«Дорогая наша…»

Дорогая наша гостьюшка-душа, да,
Погости в гостях, ох немножечко.
Погости в гостях немножечко, да,
На дворе у нас, ой тихонечко.
На дворе у нас тихонечко, да,
Нет ни ветру, нет ни вихерю.
Нет ни ветру, нет ни вихерю, да.
Вдруг нагрянула непогодушка.
Вдруг нагрянула непогодушка, да,
Столбы новые пошатилися.
Столбы новые пошатилися, да,
Воротечки о- отворилися.
Воротечки отворилися, да,
Увидала на- наша гостьюшка-душа.
Увидала наша гостьюшка-душа, да,
Из высока но- нова терема.
Из высока нова терема, да,
Из хрустальнова из окошечка.
Из хрустальнова из окошечка, да,
Закричала гром- громким голосом.
Закричала громким голосом, да:
Вы любезные ой подруженьки,
Вы любезные подруженьки, да,
Сослужите слу- службу верную.
Службу верную, ой последнюю, да,
Вы скачите на- на крутую гору.
Вы скачите на крутую гору, да,
Вы облейте ме- медовой водой.
Вы облейте медовой водой, да,
Чтоб нельзя бы- было ни проехать, ни пройти.
Чтобы нельзя было ни проехать, ни пройти, да,
Разудалу до- добру молодцу.
Разудалу добру молодцу, да,
Что Ивану-то ой Петровичу.
Что Ивану-то Петровичу, да,
За душою кра- красной девицей…

 

«Купалiнка…»

 

- Купалiнка-купалiнка,
Цёмная ночка...
Цёмная ночка, дзе ж твая дочка?

- Мая дочка у садочку
Ружу, ружу полiць,
Ружу, ружу полiць,
Белы ручкi колiць.

Кветачкi рвець, кветачкi рвець,
Вяночкi звiвае,
Вяночкi звiвае,
Слёзкi пралiвае.

- Купалiнка-купалiнка,
Цёмная ночка...
Цёмная ночка, дзе ж твая дочка?

 

Стаіць вярба ў канцы сяла,
На той вярбе а тры кветачкі.
Стаіць вярба ў канцы сяла,
На той вярбе а тры кветачкі.

Пад вярбою а тры дзевачкі,
Тры дзевачкі, тры малойчыкі.
Пад вярбою а тры дзевачкі,
Тры дзевачкі, тры малойчыкі.

Адзін кажа: - Я Алесю люблю.
Я з Алесяй па піва пайду. Я з Алесяй па піва пайду.
Другі кажа: - Я Арыну люблю.
А я з ёй на сена пайду, А я з ёй сто капіц нараблю.
Трэці кажа: - Я Аксіньню люблю,
Я з Аксіньняю жаці пайду.

Стаіць вярба ў канцы сяла,
На той вярбе а тры кветачкі.
Стаіць вярба ў канцы сяла,
На той вярбе а тры кветачкі.

 

 

«Легнала мома заспала…»

 

Легнала мома заспала
Мегю две гори зелени
Мегю две води студени.
Никой край неа немаше,
Вишен йе господ нат неа,
Църна йе земя пот неа,
Стано'ит камен позгла'а,
Пот камен змиа лютица.
Змиа си бога молеше:
- Умри я, боже, девойка,
Гнездо в коса я да пра'м,
От лице месо да ядам,
От очи вода да пиам!-
Како ми бога молеше,
Така я госпот поможи.
Тога девойка ми умре,
В коси гнездо напра'и,
От лице месо ядеше,
От очи вода пиеше.

 

«Тримата братя-близнаци посичат сурата ламя…»

Прочула се й Сурата ламя,
стананине ле, господине,
Сурата ламя с трите гърла,
дет оглади до три села,
дор три села, три казаи.
Де са я чули тримата братя,
тримата братя - трима близнака,
отговаря най-стар братец:
- Хайде, брате, хайде, брайне,
да си идем, да си убийме,
да си убийме Сурата ламя,
Сурата ламя със трите гърла!
Сдумали са, тръгнали са,
че излязъли на чести села,
на чести села, села ченгелия,
че са излязали на демирджия,
че са изковали три синджира.
Де ги й зачула Сурата ламя,
Сурата ламя със трите гърла,
че се хвърли в една гора,
в една гора горунлива.
Де са я чули тримата братя,
тримата братя - трима близнака,
отговаря по-стар братец:
- Хайде, брате, хайде, брайне,
да си убийме Сурата ламя,
Сурата ламя със трите гърла!
Сдумали са, тръгнали са:
най-голям братец покрай гора,
среден братец посред гора,
най-малък братец по пряходи,
по пряходи, по кладенци.
Де ги й зачула Сурата ламя,
Сурата ламя със трите гърла,
че се хвърли в друга гора,
в друга гора лилякова,
лилякова, брешнелива.
Де са я чули тримата братя,
тримата братя - трима близнака,
отговаря по-стар братец:
- Хайде, брате, хайде, брайне,
да си убийме Сурата ламя,
Сурата ламя със трите гърла!
Сдумали са, тръгнали са:
най-голям братец покрай гора,
среден братец посред гора,
най-малък братец по пряходи,
по пряходи, по кладенци.
Де ги й зачула Сурата ламя,
Сурата ламя със трите гърла,
че се хвърли в Черното море.
Де я зачуха тримата братя,
тримата братя - трима близнака,
отговаря по-стар братец:
- Хайде, брате, хайде, брайне!
Че си хвърлиха три синджира,
три синджира ченгелия,
че закачиха Сурата ламя,
Сурата ламя със трите гърла.
Отговаря по-стар братец:
- Тегли, брате, тегли, брайне,
да я изтеглим накарай море!
Че я изтеглиха накрай море,
че разсякоха дор три глави:
първо гърло - бяло жито,
второ гърло - жълто просо,
трето гърло - мед и масло.
Хайде жито по чивчии,
хайде просо по бозаджии,
мед и масло по мандраджии!

 

«Залибила брата си…»

Седяла Яна, Яно льо,
между две села ерушки,
немала либе да либи,
че залибила брата си,
брата си, брата Ивана.
Мало го много либила,
тъкминком девет години,
на десетата година
мъжка им се рожба родила,
родила и продумала:
- Мале ле, лельо Тодорке,
тате ле, вуйчо Димитре!

 

«Турската вяра е лошава …»

Турчин те ищи, Милке ле,
ищи те и ше те зъмни,
турчин си къща правеше,
правеше и нареждаше:
- Тез къщи Милка ше мете,
тез къщи Милка ше оди!
Милка мале ле думаше:
- Не ща го, мале, не ща го!
Турската вяра е лошава,
я душата им мерише
на суо бъзе варено,
я българската меришше
на зелен росен босилек!
Де има нива голяма,
българи да я оженат,
де има сянка дебела,
турците да я отърлят...

 

«Черемухи цвет...»

 

За рекой, за лесом,
Солнышко садится.
Что-то мне, подружки,
Дома не сидится.
Сладкая истома,
Черемухи цвет...
Усидишь ли дома
В восемнадцать лет!

Звездочки-росинки
На лугах мерцают.
Сердце ждет чего-то,
Бьется, замирает.
Шорохи ночные,
Мягкий лунный свет...
Зори золотые,
Восемнадцать лет.

Паренек кудрявый
Прошептал три слова
И увел девчонку
От крыльца родного.
Мята лугова
Уронила цвет...
Радость молода
В восемнадцать лет.

За рекой, за лесом,
Солнышко садится.
Мне теперь, подружки,
Дома не сидится.
С ветки облетает
Черемухи цвет.
В жизни раз бывает
Восемнадцать лет.


«Катюша…»

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на крутой.

Выходила, песню заводила
Про степного сизого орла,
Про того, которого любила,
Про того, чьи письма берегла.

Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет.

Пусть он вспомнит девушку простую,
Пусть услышит, как она поет,
Пусть он землю бережет родную,
А любовь Катюша сбережет.

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег, на крутой...


«Ой ты, зима морозная…»

Родины просторы, горы и долины,
В серебро одетый зимний лес грустит.
Едут новоселы по земле целинной,
Песня молодая далеко летит.

Припев:
Ой ты, зима морозная,
Ноченька яснозвездная!
Скоро ли я увижу
Мою любимую в степном краю?
Вьется дорога длинная,
Здравствуй, земля целинная,
Здравствуй, простор широкий,
Весну и молодость встречай свою!

Заметут метели, затрещат морозы,
Но друзей целинных нелегко сломить.
На полях бескрайних вырастут совхозы,
Только без тебя немножко грустно будет жить.

Припев.

Ты ко мне приедешь раннею весною
Молодой хозяйкой прямо в новый дом.
С голубым рассветом тучной целиною
Трактора с тобой мы рядом поведем.

Припев.


«Ты не печалься…»

Там, где сосны,
Где дом родной,
Есть озера
С живой водой.
Ты не печалься,
Ты не прощайся, -
Все впереди у нас с тобой.

Как кукушке
Ни куковать,
Ей судьбы нам
Не предсказать.
Ты не печалься,
Ты не прощайся,
А выходи меня встречать.

Над дорогой
Встает заря.
Синим светом
Полны моря.
Ты не печалься,
Ты не прощайся, -
Ведь жизнь придумана не зря.

Будет радость,
А может, грусть...
Ты окликни -
Я оглянусь.
Ты не печалься,
Ты не прощайся,
Я обязательно вернусь.




«Метелица…»

Вдоль по улице метелица метет,
За метелицей мой миленький идет;
Ты постой, постой, красавица моя,
Дозволь наглядеться, радость, на тебя!
Ты постой, постой, красавица моя,
Дозволь наглядеться, радость, на тебя!

На твою ли на приятну красоту,
На твое ли что на белое лицо.
Ты постой, постой, красавица моя,
Дозволь наглядеться, радость, на тебя!
Ты постой, постой, красавица моя,
Дозволь наглядеться, радость, на тебя!

Красота твоя с ума меня свела,
Иссушила добра-молодца меня.
Ты постой, постой, красавица моя,
Дозволь наглядеться, радость, на тебя!
Ты постой, постой, красавица моя,
Дозволь наглядеться, радость, на тебя!

 

Ой, цветет калина в поле у ручья.
Парня молодого полюбила я.
Парня полюбила на свою беду:
Не могу открыться - слова не найду!

Он живет, не зная ничего о том,
Что одна дивчина думает о нем.
У ручья с калины облетает цвет,
А любовь девичья не проходит, нет!

А любовь девичья с каждым днем сильней,
Как же мне решиться рассказать о ней?
Я хожу, не смея волю дать словам;
Милый мой, хороший, догадайся сам…

 

"Под облачком"

Под облачком явір похилений,
Сидить на нім пташок примилиней.
Слухат мила як той пташок співат,
Же з любови нич добра не биват. (2)

Се та любов є од Бога дана,
Сила може дьяблом підшептана.
Хоч би снехтів то мусеш любити,
Хоч би снехтів прото маш терпіти. (2)

Мила моя ти покусо єдна,
Любив я тя не рік, а і не два.
Ти ми бала зілля си напити,
Не мож мила ніяк без тя жити.(2)

Ми ворожка давно ворожила,-
Же мя звурит дівка чорнобрива.
Же не буду видів за ньов світа,
Так проминут мої младі літа.(2)

Под облачком явір зеленіє,
Посмот мила, як той вітер віє.
Може вирве єго з кореннями,
Мила моя, што-то буде з нами?(2)

 

 

«Валенки…»

 

Валенки, да, валенки, ой
Да неподшиты стаpеньки
Нельзя валенки носить
Hе в чем к миленькой сходить
 
Валенки, валенки
Эх, неподшиты стаpеньки
Валенки, валенки
Эх, неподшиты стаpеньки
 
Ой, ты Коля, Коля, Николай
Сиди дома, не гуляй
Не ходи на тот конец
Ох, не носи девкам колец
 
Валенки, валенки
Эх, неподшиты стаpеньки
Валенки, валенки
 
Чем подаpочки носить
Лучше б валенки подшить
 
Валенки, валенки
Эх, неподшиты стаpеньки
Валенки, валенки
Эх, неподшиты стаpеньки
 
Суди, люди, суди, бог
Как же я любила
По моpозу босиком
К милому ходила
 
Валенки, валенки
Эх, неподшиты стаpеньки
Валенки, валенки.

 

 

«Любо…» (вариации)

 

Болванкой в танк ударило,
Болванкой в танк ударило,
Болванкой в танк ударило,
И лопнула броня.
И мелкими осколками,
И мелкими осколками,
И мелкими осколками
Поранило меня…

Ой, любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

Очнулся я в болоте,
Очнулся я в болоте,
Очнулся я в болоте,
Глядь вяжут раны мне.
А танк с броней пробитой,
А танк с броней пробитой,
А танк с броней пробитой,
Догорает в стороне.

Ой, любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

И вот нас вызывают,
И вот нас вызывают,
И вот нас вызывают,
В особый наш отдел.
Скажи, а почему ты,
Скажи, а почему ты,
Скажи, а почему ты,
Вместе с танком не сгорел.

Ой, любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

Вы меня простите,
Вы меня простите,
Вы меня простите,
Я им говорю.
В следующей атаке,
В следующей атаке,
В следующей атаке,
Обязательно сгорю.


Ой, любо, братцы, любо,
Любо, братцы жить.
В танковой бригаде
Не приходится тужить…

 

 

«Думы беглеца на Байкале…»

Славное море — привольный Байкал.
Славный корабль — омулёвая бочка.
Ну, Баргузин, пошевеливай вал,
Плыть молодцу недалёчко.

Долго я звонкие цепи носил:
Худо мне было в горах Акатуя.
Старый товарищ бежать пособил,
Ожил я, волю почуя.

Шилка и Нерчинск не страшны теперь:
Горная стража меня не видала,
В дебрях не тронул прожорливый зверь.
Пуля стрелка миновала.

Шел я и в ночь, и средь белого дня.
Близ городов я проглядывал зорко.
Хлебом кормили крестьянки меня,
Парни снабжали махоркой.

Весело я на сосновом бревне
Вплавь чрез глубокие реки пускался.
Мелкие речки встречалися мне —
Вброд через них пробирался.

У моря струсил немного беглец:
Берег обширен, а нет ни корыта.
Шел я каргой,— и пришел, наконец,
К бочке, дресвою залитой.

Нечего думать, — Бог счастья послал:
В этой посудине бык не утонет:
Труса достанет и на судне вал,
Смелого — в бочке не тронет.

Тесно в ней бы жить омулям.
Рыбки, утешьтесь моими словами:
Раз побывать в Акатуе бы вам,—
В бочку полезли бы сами.

Четверо суток верчусь на волне,
Парусом служит армяк дыроватый.
Добрая лодка попалася мне, —
Лишь на ходу мешковата.

Близко виднеются горы и лес,
Буду спокойно скрываться за тенью,
Можно и тут погулять бы, да бес
Тянет к родному селенью.

Славное море — привольный Байкал,
Славный корабль — омулёвая бочка...
Ну, Баргузин, пошевеливай вал...
Плыть молодцу недалёчко!

 

 

«Яблочко…»

 

Эх, яблочко,

Да куда котишься?

Ко мне в рот попадёшь —

Да не воротишься!

Ко мне в рот попадёшь —

Да не воротишься!

Эх, яблочко,

Соку спелого

Полюбила я

Парня смелого.

Полюбила я

Парня смелого.

Эх, яблочко,

Да цвета красного

Пойду за сокола,

Пойду за ясного!

Пойду за сокола,

Пойду за ясного!

 

 

«Вы, кони мои, вороные…»

 

Начинаются дни золотые
Молодой беззаветной любви.
Ах вы, кони мои вороные,
Черны вороны — кони мои!

Устелю свои сани коврами,
В гривы алые ленты вплету,
Пролечу, прозвеню бубенцами
И тебя на лету подхвачу.

Мы ушли от проклятой погони,
Перестань, моя радость, рыдать!
Нас не выдали черные кони,
Вороных им теперь не догнать!

Начинаются дни золотые
Молодой беззаветной любви.
Ах вы, кони мои вороные,
Черны вороны — кони мои!

 

 

 

«Настасья…»

 

Ах, Настасья

Отворяй-ка ворота,
Повстречай-ка молодца!
Ой, люшеньки, люли, люли,
Повстречай-ка молодца!"

"Я бы рада отворила, —
Буйный ветер в лицо бьёт..
Аи, люшеньки, люли, люли,
Буйный ветер в лицо бьет.

Буйный ветер в лицо бьёт,
Частый дождичек сечёт.
Аи, люшеньки, люли, люли,
Частый дождичек сечёт.

Частый дождичек сечёт,
Со головки платок рвёт.
Ой, люшеньки, люли, люли,
Со головки платок рвёт.

Со головки платок рвёт,
Ретивое сердце мрёт...
Аи, люшеньки, люли, люли,
Ретивое сердце мрёт...

Ой, люшеньки, люли, люли,
Ретивое сердце мрёт...

 

 

«Самара – городок…»

 

Ах, Самара - городок

Платок тонет и не тонет,
Потихонечку плывет, -
Милый любит и не любит,
Только времечко ведет.

Припев:
Ах, Самара-городок,
Беспокойная я
Беспокойная я,
Успокой ты меня!

Платок тонет и не тонет,
Потихонечку плывет, -
Милый любит и не любит,
Только времечко ведет.

Припев:
Ах, Самара-городок,
Беспокойная я
Беспокойная я,
Успокой ты меня!

Я росла и расцветала
До семнадцати годов,
А с семнадцати годов
Крушит девушку любовь.

Припев

Милый спрашивал любови,
Я не знала, что сказать, -
Молода, любви не знала,
Ну и жалко отказать.

Припев

Понапрасну небо ясно,
Одна звездочка горит,
Понапрасну милых много, -
Об одном сердце болит.

Припев

Тебе, белая береза,
Нету места у реки.
Если я тебе невеста, -
Ты меня побереги.

Припев

Милый скажет: ,"До свиданья",
Сердце вскинется огнем -
И тоскует и томится
Все о том же, все о нем.

Припев:
Ах, Самара-городок,
Беспокойная я,
Беспокойная я,
Успокой ты меня!

 

 

«Утушка луговая…»

 

Ах, Утушка моя, луговая

Ах. утушка моя луговая,
Молодушка моя молодая.
Ой, люли, люли, люли, люли, молодая.
Ой, люли, люли, люли, люли, молодая.

Ах. утушка моя луговая,
Молодушка моя молодая.
Он, люли, люли, люли, люли, молодая.
Ои, люли, люли, люли, люли, молодая.

Где ты была, была-побывала,
Где всю ночку ты да ночевала?
Ои, люли, люли, люли, люли, ночевала.
Ои, люли, люли, люли, люли, ночевала.

Ночевала я да во лесочке,
Под ракитовым да под кусточком.
Ой, люли, люли, люли, люли, под кусточком.
Ой, люли, люли, люли, люли, под кусточком.

Как шли-прошли парни молодые,
Два молодчика, ой, да удалые.
Ой, люли, люли, люли, люли, удалые.
Ой, люли, люли, люли, люли, удалые.

Они срезали да по пруточку,
Они сделали да по гудочку.
Ой, люли, люли, люли, люли, по гудочку.
Ой, люли, люли, люли, люли, по гудочку.

Вы, гудочки, ой, да не гудите,
Мово батюшку да не будите.
Ой, люли, люли, люли, люли, не будите.
Ой, люли, люли, люли, люли, не будите.

 

 

«Зимушка – зима…»

 

Ах ты, зимушка - зима

Ах ты, зимушка-зима
Ты холодная была.
Э- эй, да люли,
Ты холодная была.

Ах ты, зимушка-зима
Ты холодная была.
Э-эй, да люли,
Ты холодная была.

Ты холодная была,
Все дорожки замела.
Э-эй, да люли,
Все дорожки замела.

Все дорожки и пути,
Негде всаднику пройти.
Э-эй, да люли,
Негде всаднику пройти.

Я дорожку размету,
Сама к всаднику пройду.
Э-эй, да люли,
Сама к всаднику пройду.

Ах ты, всадник молодой,
Ты возьми меня с собой.
Э-эй, да люли,
Ты возьми меня с собой.

Ты возьми меня с собой
Молодой своей женой.
Э-эй, да люли,
Молодой своей женой.

Меня милый подхватил,
В даль сторонку укатил.
Э-эй, да люли,
В даль сторонку укатил.

 

 

 

 



Hosted by uCoz